Книжно-размышлительное

Такие книги и определить-то тяжело с точки зрения жанровой принадлежности. Или романы Липскерова. И тебе фантазийный, практически кружевной сюжет, и язык, и все, чего ожидаешь от романа – погружение в тщательно сконструированный мир, со своей атмосферой.


Вне времени

Восьмидесятые, начало девяностых – период, когда те, кто был всем, становились ничем. Смутные, темные времена, где балом правили опасные люди. Умирающий Советский Союз разделил людские судьбы. Каждый спасался, как мог: “Я же бабки тырю, но Родине не изменяю”. Кто не умел крутиться, попадал в застенок. С лихвой хватило народу тяжелых испытаний сумой и тюрьмой…

 

С  тяжелым отпечатком тех лет, замешанный на предательстве, невероятных хитросплетениях, настоящей любви и дружбе новый роман Дмитрия Липскерова “Демоны в раю” оставляет неоднозначное впечатление. Фантасмагоричный и гротескный сюжет вновь уносит читателя в космос. Не пытайтесь понять, просто читайте. Здесь не надо искать глубины и таинственных подтекстов. Философия в правде жизни ни к чему. Героям Липскерова не надо подражать. Это странные люди со свинцовыми взглядами и пустыми сердцами – те, для кого только успех – возможность выжить.


Куриная символика позднесоветского периода

В романе Д. Липскерова “Сорок лет Чанчжоэ” связь между куриным стадом и человеческим обществом еще теснее. Она разрабатывается в духе “магического реализма” а-ля Маркес. Жители русского города Чанчжоэ (само название в авторской этимологии означает “куриный город”) в большинстве своем происходят от кур, по легенде учинивших многомиллионное нашествие, а по завершении сорокалетнего цикла истории вновь в кур превращаются.


Препарация любви

Как уверяет сам автор и его неизменные в последнее время издатели, книга представляет собой гептамерон – сборник новелл, рассказанных в семь дней. Это рассказы о любви от первого лица. Насколько они искренни, судить вам. Но кажется, что автор слишком отстранен. Он просто наблюдает и препарирует происходящее с теми, кто рядом.


Было у отца три сына…

Когда я читаю фентези, что, в принципе, случается довольно редко, то окунаюсь в этот придуманный мир, в эту сказку, и принимаю то, чего-не-может-быть. Когда же читаю фантастику (а это в моём случае случается ненамного чаще, чем с фентези), я не жду соблюдений известных мне физических законов и вообще не заморачиваюсь о воплощении описываемых событий в возможную реальность. И это естественно — жанр такой.


Хит-парад 2011 года: Абстракция года

Мне всегда нравилась проза Липскерова – затейливо скроенная, ироничная и эротичная, не устающая поражать непредсказуемыми кульбитами, а иногда и просто ошарашивающая внезапным переходом действия из плоскости привычной повседневной реальности в сумасшедшее запределье.


Где бы вы хотели провести новогодние праздники?

Дмитрий Липскеров, писатель:

- Я нигде бы не хотел встречать Новый год и Рождество, кроме как в России, с родственниками. У каждой семьи есть свои традиции отмечать этот праздник, они самые, что ни на есть, примитивные, простые, но самые приятные. Вот мне, например, родители клали под елку подарки, а теперь и я, кладу своим близким, и все очень рады. Счастливого Нового года!


Буковки – книжное

Липскерова еще прочитала – Всякий капитан примадонна. И он меня порадовал. Липскеров с годами становится суше и мудрее. Но это именно та мудрость и опыт, которые мне понятны и мною одобряемы. Поэтому я в очередной раз насладилась безумно мной любимым его языком и простила ему заметные невооруженным взглядом речевые недоработки – ну, может спешил.


Мой внутренний мужчина

Мой внутренний мужчина заступает на вахту в ситуациях опасности, или когда нужно идти много километров. Он выносливее меня. Он ходит чуть вразвалочку, очень устойчиво. Он держит руки так, как будто там есть хорошие мышцы, и плечи кажутся шире. Он внимателен и осторожен, умеет вести беседу с чужими. Он знает, когда можно договориться, а когда нужно убегать.


Липскеров всегда Липскеров,  Куличкин Юрий

Судьбы двух людей – отца и сына мистическим образом переплетаются в мире живых и в мире мертвых. Новый роман Липскерова – это палитра человеческих страстей, любви и ненависти, алчности и порока, страстей которые человек несет через годы и эпохи, это неутихающая борьба разума и чувств.