«Покупают книги вместе с едой»

Осенью 2012 года на грани закрытия оказался старейший и известнейший магазин русской книги во Франции. Этот магазин, находящийся в центре Парижа и носящий название Globe, в течение долгого времени испытывал значительные финансовые трудности; под конец кризисного периода он даже сократил время работы и начал распродавать ассортимент за полцены.

 

Дирекция магазина обращалась к различным институциям и фондам как во Франции, так и в России, однако Globe не получил поддержки ни от французского Национального центра книги, ни от российских официальных структур, хотя в рассмотрении дела были задействованы посольство РФ во Франции и даже российское правительство. Не поддержал книготорговцев и фонд Михаила Прохорова.

 

Спасение пришло неожиданно – от банкротства магазин избавил русский партнер, которого Globe пока не называет.


«Я не художник»

После записи передачи «Право голоса» ко мне подошел один из тех, кто был в зале, и говорит: «Я знаю ваши работы, никого не слушайте, вы талантливы и останетесь в истории, а они (они – это Кирилл Фролов, Хомяков и Журавлев из Родины) исчезнут».

 

Я сказал спасибо и ретировался. Дело в том, что я не художник. Моих работ не существует. Наверное, этот человек имел в виду вообще «современное искусство», а может, эти слова предназначались, например, конкретно Тане Антошиной, Синим Носам, Чичкану, Тер-Оганьяну, так как их работы чаще всего используют для «дискредитации Гельмана».

 

Соблазн высказываться самому был, на выставке «7-му съезду народных депутатов посвящается» была даже одна моя работа. Но на этой же выставке я понял, что я кто угодно, но не художник.


Пять мыслей. Дмитрий Липскеров

1) О том как решил стать писателем:

 

— В детстве я не мечтал быть писателем. В детстве я мечтал поесть досыта, а потом уже все остальное. В подростковом возрасте я хотел быть клоуном. Я пошел работать в театр Юного зрителя монтировщиком декораций в 15 лет. Из-за плохой учебы мне пришлось перевестись в вечернюю школу. Работая монтировщиком декораций, я заразился театром, поступил на актерский факультет. К концу четвертого курса понял, что артистом я быть не хочу. Первые «почеркушки» тогда случились, поскольку у меня были очень серьезные знания театра уже.

 

Начал писать я с пьес, конечно, я написал с десяток пьес до того, как моя пьеса была принята в театр «Табакерка». Здесь важно очень серьезно набить руку, особенно в таком виде литературы, как драматургия.


Про осень

Как же всё-таки сейчас красиво! Даже при сером небе глаза радуются – настолько всё яркое и настоящее. И как восхитительно пахнут опавшие листья! Ещё не тлением, а такой… дождливой свежестью.

 

Хочется в них зарыться (это, кажется, у Липскерова такой герой был – безумный художник – набирал себе ванну осенних листьев и в них спал – как я его понимаю!) Прав был Пушкин: осень – самое красивое время года. “Люблю я пышное природы увяданье…”, – точнее и не скажешь!


Культурная неделя: интеллектуально-сентиментальная

На текущей неделе петербургскому зрителю предложат найти интеллектуальный способ выйти из любовного треугольника, увидеть философскую инсталляцию и женский Петербург, а также узнать, что такое «Доля ангелов».

 

Для интеллектуалов

На сцене театра «Приют комедианта» 26 сентября можно будет увидеть премьеру трагикомедии от Театра «101» про загадочное разгаданное убийство «Игра на вылет». В репертуаре театра «101», появившемся весной этого года, уже есть спектакль «Эмигранты», но новая постановка по пьесе Энтони Шеффера «Игра», по словам актера Дениса Кириллова, станет первой «полновесной премьерой».


Сжечь сарай и сделать передышку

Люблю книги. Наверное больше всего на свете! Люблю писать и читать… Мечтала бы быть писателем, но не очень умею переносить слова на бумагу, образы и истории живут внутри меня. Может стоит попытаться и попробовать?

 

Самое любимое (навскидку): “Снег” и “Опиум” Максанс Фермин, “Леонид обязательно умрет” Д. Липскеров (вообще весь Липскеров), “Сто лет одиночества” Габриэль Гарсиа Маркес, “Три товарища” Э.М.Ремарк, “Доктор Живаго” Б.Пастернак, “Пляж” Алекс Гарленд.

 

А как у вас?


25-я международная книжная ярмарка

В Москве открылась 25-ая Международная книжная ярмарка, сообщает корреспондент МТРК «Мир» Евгений Пресс. Это мероприятие называют главным литературным событием года. В 75-м, самом большом, павильоне ВВЦ сегодня не протолкнуться.

 

В этот раз почётные гости – французы. Но больше всего посетителей – у армянского стенда. Его организаторы привезли специальные экспонаты. Страна отмечает 500 лет книгопечатания, хотя их история знает более ранние образцы.

 

В Армении 4 тыс. лет назад делали книги к помощью оттиска рисунков на глине. Подобные изображения можно встретить в египетских пирамидах. Древнюю технологию заслуженный художник Армении Арарат Саркисян осваивал много лет. За это время успел издать несколько книг.


Стрит-арт по-украински

Алексей Канунников, известный как Kislow, живет в Севастополе и периодически выходит «на охоту» с баллончиком. Его необычные, даже странные фигуры и некоторые неизвестные науке существа живут на стенах заброшенных зданий и заборах. Кто-то его не понимает, кто-то восхищается, как это всегда и бывает с уличным искусством в любой стране.

 

– Что такое стрит-арт по-украински? Отличается ли он от стрит-арта в других странах?

 

– Мне кажется, что большой разницы между стрит-артом разных стран нет. Может быть, у европейских и западных стритартистов больше возможностей, поэтому они могут реализовать более крупные проекты. Но в данный момент и в русском, и в украинском стрит-арте появляются фигуры, работающие на мировом уровне.


Про мою любовь и различные способы детоксикации…

Я его серьезно считаю гением. Какое счастье, что я его практически не брендировала и с ним лично никогда не общалась. По первости мне его дали, сказали, Таня, ты временно станешь курировать Дмитрия Липскерова. Сейчас у него новая вещь выходит, возьми почитай, будет рекламная кампания. Но ничего, Таня, потерпи недельку-другую, сейчас нового бренд-менеджера найдем вместо ушедшего и тебе будет легче – у тебя и так авторы непростые…

 
Лауреат множества литературных премий Дмитрий Липскеров был очень непростой. Вообще его в отделе продвижения считали чисто с человеческой точки зрения, мягко говоря, непредсказуемым психопатом и истеричным мозгоклювом. При упоминании Липскерова-младшего его бренд менеджер скорбно опускала глаза, а начальник пресс-службы скорбно их поднимала к потолку. О невротических припадках этого литературного монстра ходили и ходят легенды.


О литературе

В который раз перечитала рассказ Эдгара По «Человек толпы». Очень люблю этот рассказ потому, что сама нередко сажусь вот так у окна в каком-нибудь кафе и наблюдаю за проходящими по улице людьми. Вообще, Эдгар По – один из любимых моих писателей, к творчеству которых я периодически возвращаюсь.

 
Если уж говорить о писателях, то я просто не могу не объявить о самой огромной в моей жизни невзаимной любви – Владимире Владимировиче Маяковском. Да, несомненно, я влюблена в него по самые ушки! Что уж говорить о творчестве, без которого я не могу жить буквально ни дня, если я влюблена в его биографию, в его записки, которые он писал в барах и за карточным столом Лили Брик, в его рисуночки, без которых не обходилось большинство таких записок, в его портреты знакомых ему людей, в фильмы, в которых он снимался.