Конечно, роман не для всех!

Каждый раз Дмитрий Липскеров подвергает своего читателя испытаниям на прочность, на возможность безоговорочно принять к сердцу его фантазии, его упоительные фантасмагории, странные судьбоносные зигзаги, происходящие с героями его книг.

 

теория-описавшегося-мальчика
 

Данный роман не исключение и преданного рыцаря липскеровских книг ждет очередная порция страстей и метаморфоз. Именно эти две ипостаси чаще всего и присущи прозе автора. «Всюду и везде нас ждет необычное и неизведанное», — как будто бы говорит писатель и демонстрирует это почти в каждой главе.

 

Скромный школьный учитель физкультуры Иван Диогенович Ласкин находит на берегу водоема загадочный камень и считает его антивеществом. В холодную ноябрьскую погоду, он, вооружившись аквалангом, ищет канувший в воде камешек, а найдя, почему-то проглатывает его. Далее происходит фантастическое превращение!


Жизнь прекрасна, сколько бы дерьма в ней не было

Удивительная, ни на что не похожая книга

 

осени не будет никогда
 

После прочтения вызвала у меня очень глубокие переживания, вот только не могу понять, что именно задело, какой-то кавардак внутри. В книге комическое переплетается с трагическим, красивое с безобразным, возвышенное с низким. И мысль в голове засела, что самого понятия “чистота” нет, нет черного и белого, а только серое…

 

Здесь нет никакой фантастики, все как в жизни. Ведь люди правда иногда больше похожи на крыс, чем на людей. и все человек разрушает, везде гадит, все красивое готов заплевать и уничтожить, лишь бы денег побольше да животные потребности удовлетворить.


Дмитрий умеет заинтересовать

Мужчина без члена — где-то я это уже видела… так-так… “Догма”, “Трасса 60″, “Misfits”… первое, что пришло в голову. Но у Липскерова как всегда все настолько головокружительно, что не отпускает ещё потом очень долго. Это вам не одинокий зажравшийся бармен-нарцисс.

 

О нем и о бабочках
 

Первым делом — сюжет, о котором я не буду рассказывать тут, но его знают мои сокомандники и все вокруг, кто готов меня слушать или не очень уверено отбивается от моих восторженных речей.

 

На моем счёту это уже шестая книга Дмитрия, так что я по старой памяти была готова к вакханалиям, неожиданным поворотам, открытиям и прочим превратностям сумасшествия. Однако, должна признаться, что если бы не случай, ещё долго не решалась бы за неё взяться.


Очень необычная и немного безумная

Не охватывая умом своим ни фэнтези, ни мистику; начитавшись в детстве фантастики, с восторгом читаю Липскерова.

 

Демоны в раю
 

Это брутальное чтение, где среди подлости, гадости и грязи всегда найдется верность и чистота. Где за центнерами жира и свинячими глазками проблескивает желание сочувствия и любви.

 

Где мужское неприглядное естество (порой фиолетовое и с деревянной “окантовкой”) “соседствует” с талантом и бесстрашием. И юмор- не для девичьих ушек, а для дружеской компании. С водкой (джином, виски, “косорыловкой”).


Тема увлекательная и животрепещущая

От всем известного статского советника Ковалева ушел Нос. Взял и ушел, при этом вел себя вполне добропорядочно, даже в Соборе Нос «с выражением величайшей надобности молился».

 

О нем и о бабочках
 

Забрав у Ковалева Нос, Гоголь наказал его за умственную бедность, являвшуюся его главным достоинством. Впрочем, там все закончилось вполне благополучно: «И после того майора видели вечно в хорошем юморе, улыбающегося, преследующего решительно всех хорошеньких дам».

 

У Липскерова все серьезно, учитывая, какую невообразимую ценность теряет мужское население. За что, почему наказаны?


Вкусно и легко – полное погружение

Набросанный штрихами лубочно-изысканный мир. Микрокосм, похожий на аквариум.

 

40 лет Чанчжоэ
 

Липскеров прекрасен! Сколько иронии и символизма, безумия и реалистичности! Какая замечательная книга! Будучи по-кантовски сама в себе, она не претендует на некий центральный посыл, который можно было бы из нее однозначно истолковать. Но этого и не требуется по двум причинам.

 

Во-первых, удивительный антураж самого города Чанчжоэ, в котором, нисколько не смутившись, перемешались различные эпохи и культуры. Но все эти странности меркнут перед совершенно фантасмагорической историей его становления, читая которую, не до конца понимаешь, является ли она вымыслом в этом необычном мире, потому что даже для него она слишком нереальна.


Безупречный стиль и запоминающиеся герои

Похоже, Липскеров заключил пари, что сможет написать книгу, где всё будет вертеться вокруг пенисов. Теперь вы знаете, какое слово заменяет местоимение в названии нового романа.

 

О нем и бабочках
 

Иратов, богатый пятидесятилетний господин с внешностью врубелевского демона, как-то утром обнаружил страшное.

 

А именно, полное отсутствие у себя половых органов. Несколько десятков лет до трагедии он слыл прекрасным любовником (есть довольные свидетельницы). Иратов жил феерично: жульничал, продавал валюту, сотрудничал с КГБ, сидел в тюрьме, жил в Америке, стал успешным архитектором. И всю его жизнь за ним наблюдал странный субъект, удивительным образом посвящённый в тайны личной жизни и души Иратова, а заодно и всех его знакомых.


Пространство Готлиба

RighiGirniest – Отзыв о книге «Пространство Готлиба»

 

Пространство Готлиба
 

Ох и Липскеров! Всю душу вывернул мне и заодно мозги наизнанку. Обещаю бережно относится к жукам, жалеть, любить, искать жукам самок и пускать себе жука под кожу пожить, если он попросит… И это… поливать перекисью иногда.


Реалистичный сюжет с фантастическими моментами

Я не буду повторяться и в очередной раз рассказывать, почему я читаю книги Липскерова и за что я их люблю. Люблю и все.

 

Русское стаккато - британской матери
 

Прочитав первую страницу любой его, я всегда знаю, что остальные проглочу быстро и с удовольствием. В этот раз я выбрала книгу “Русское стаккато – британской матери” – необычное и пожалуй, самое реалистичное произведение у автора.

 

В сюжете нет мифических существ, вампиров, антропоморфных животных, вурдалаков и перерождений персонажей в иные сущности. Меня удивило, что весь сюжет очень правдоподобен, тема, можно сказать, злободневная и из нее можно сделать кое-какие философские выводы. Два главных персонажа – монах и музыкант. Один русский, Николай, второй, Роджер, родом из Англии.


Чертовщина творится совершенно без мотивации

Сегодня по почте ко мне пришёл новый Липскеров, и я встрепенулась, что надо бы написать отзыв на не такого нового, на “Родичей”, которых я всё откладываю и откладываю, так что они уже и не родичи даже, а так, седьмая вода на киселе.

 

родичи-л
 

Но беда в том, что на Липскерова невероятно трудно написать что-то внятное, без клюквы и потока невнятных междометий. Вот если бы он мне не понравился, я стопудово нашла бы слова, которые объяснили бы все недочёты, которые не дали между нам заколоситься помидорам и прочим овощным (фрукт это, фуркт, позор тебе, фокс) проявлениям любви (любовь-морковь? любовь не картошка, не выкинешь в окошко?).

 

В общем-то, я и сейчас могу найти слова и конкретные претензии, за что Липскерова вообще и “Родичей” как типичный липскеровский роман можно не любить. Могу, но не буду, потому что любимому дитяте прощают недостатки и любят не взирая на.