Все очень натуралистично

Роман легко пересказать, т.к. он весь состоит из событий, почти нет описаний и переживаний.

 

Русское-стаккато-британской-матери
 

Два главных героя. Один – деревенский парень, бывший вначале аккордеонистом, потом футболистом, потом попавшим в тюрьму, потом ставшим отцом Филагрием. Второй – английский миллионер, играющий Шостаковича на треугольнике. Оба талантливы.

 

Вначале эпизоды из их жизни чередуются, потом объединяются девушкой Машей, которая любит отца Филагрия и не любит англичанина. Маша больна «стеклянной болезнью» и миллионер палочкой разбивает ее на тысячу осколков. Дальше судьбы героев расходятся и каждый возвращается в свой закономерный мир.


Нетривиальный сюжет…

“Все было, и ничего не было. Не было разума, не было чувства. Было что то другое… Все мироздание пульсировало, как сердце человеческого зародыша на двадцать шестой день…”

Леонид обязательно умрет
 

Я понимаю, почему эта книга может нравиться – незамысловатый язык, все судьбы героев даже второстепенных (а их тут несчетное количество) плавно перетекают из одной в другую, чтобы потом слиться в одну большую бесконечную историю, нетривиальный сюжет, который в определенном смысле даже затягивает, ХОТЯ из названия то понятно, что Леонид обязательно умрет.

 

Но мне не понравилось – по следующим причинам:


Насквозь метафоричный роман

Теория описавшегося мальчика
 

Прозаик Дмитрий Липскеров неизменно удивляет непредсказуемостью своего творческого поведения. Его романы “Сорок лет Чжанчжоэ”, “Леонид обязательно умрет”, “Демоны в раю”, “Пространство Готлиба”, “Всякий капитан – примадонна” невозможно отнести ни к одному литературному направлению. Истории, в них рассказанные, – вызывают восторг одних и полное неприятие у других. Но сходятся читатели в одном: Дмитрий Липскеров безупречный стилист.

 

“Каждая книга его работает как рог изобилия, из которого сыплются, а порой и беспорядочно вываливаются всевозможные чудеса, превращения, невиданные звери и странные персонажи”.

Ольга Славникова, писатель, лауреат премии “Русский Букер”


Что же делает мужчину мужчиной?

О-нем-и-о-бабочках
 

С творчеством Дмитрия Липскерова ранее не был знаком. Знакомство началось с весьма интригующего романа ” О нем и о бабочках”. Оформление обложки дает волю фантазии. Многие глядя на это оформление могут ошибочно предположить, что это роман из разряда “клубнички”, но это не так.

 

Сюжет настолько необычен, незауряден, замысловат, что я был потрясен. Обилие сюжетных линий такое, что предсказать дальнейшее развитие событий просто нереально. Фантазии Липскерова нужно отдать должное за это.


Совершенно чумовая книга!

Отзыв: Книга “Всякий капитан – примадонна”. Если вы любите Липскерова – читайте!

 

Всякий капитан - примадонна
 

Ну совершенно чумовая книга! Как, впрочем, и все у Дмитрия Липскерова. Бредятина, но читается запоем.

 

Повествование про житие Нестора, его сына Анцифера и Мансуровский гранит. Что все это значит – в двух словах сказать невозможно. Как невозможно описать все книги Липскерова. Прочитаете – поймете, или так и не поймете. Но все равно получите удовольствие.


Слезы и смех, прошлое и настоящее…

«Осени не будет никогда» — рецензия New_sha

 

осени не будет никогда
 

Если бы мне просто пересказали сюжет этой книги, я бы покрутила пальцем у виска, а читать бы точно не стала. Люди, которые превращаются в крыс… Крысы, которые превращаются в людей… Ну бред же. Но какооооооой!!! Какой восхитительный, упоительный, необыкновенный бред!

 

Я не могла оторваться от книги, каждая история, каждый абзац, каждая строчка прекрасны. Слезы и смех, трагедия и комедия, прошлое и настоящее – все переплелось, спуталось в один комок.


Это даже семейная сага…

«Мой половой член отделился от меня, как модуль от космической станции, и действует теперь автономно».

 

О нем и о бабочках
 

Ну, прежде всего, данная книжка совсем не о лепидоптерологе. Поэтому поклонникам бабочек в прямом смысле этого слова, тут ловить нечего. Хотя, нет, под финал несколько из них выпорхнут, но, не будем вдаваться в подробности!

 

А всё начинается с того, что в один ужасный миг, рано утром, проснувшись в поту и бреду, Арсений Андреевич Иратов обнаруживает, что лишился своего детородного органа. А дальше фантасмагория начинает только прогрессировать.


Возможность легально галлюцинировать

Быстро и легко читается, магический реализм, просто, увлекательно

 

Prostranstvo_Gotliba
 

С творчеством Дмитрия Липскерова я познакомилась, услышав отрывок из его книги “Родичи” на радио “Культура”. Очень заинтересовалась, но до чтения как-то не дошло.

 

Много лет спустя, в очередной раз меняясь книгами на “Букривере”, выбрала себе роман Липскерова “Пространство Готлиба”. Все отзывы о данном произведении содержали мало конкретики, но были полны междометий и восторгов. И ещё – обещали удивление. А этого мне как раз не хватает в жизни.


Мир кажется не таким жестоким…

Дмитрий Липскеров «Демоны в раю» — рецензия Sopromat

 

Демоны в раю

 

Не охватывая умом своим ни фэнтези, ни мистику; начитавшись в детстве фантастики, с восторгом читаю Липскерова. Это брутальное чтение, где среди подлости, гадости и грязи всегда найдется верность и чистота.

 

Где за центнерами жира и свинячими глазками проблескивает желание сочувствия и любви. Где мужское неприглядное естество (порой фиолетовое и с деревянной “окантовкой”) “соседствует” с талантом и бесстрашием. И юмор- не для девичьих ушек, а для дружеской компании.


Роман “О нем и о бабочках” актуален и философичен

Новый роман Дмитрия Липскерова “О нем и о бабочках” насыщен литературными аллюзиями, снабжен лихим сюжетом, актуален и философичен, словом, имеет все предпосылки стать интеллектуальным бестселлером.

 

О нем и о бабочкахЛипскеров – писатель, обладающий безудержным воображением. Его герой попадает в очень деликатную и абсолютно гоголевскую ситуацию, а точнее сказать, кафкианскую.

 

Как в свое время Грегор Замза превратился в насекомое, так и герой Липскерова Арсений Андреевич Иратов, интеллигент и светский лев, однажды обнаружил себя лишенным… А впрочем, не будем раскрывать сразу все карты: вперед, пытливый читатель! Ведь начинаются события, переворачивающие весь мир, в котором плутоватые и мудрые персонажи, ангелы и обыкновенные люди, плетут (как им кажется) судьбу мироздания.

 

Липскеров, как и Пелевин — из тех по-хорошему одиозных классиков современной литературы (именно так, ведь их — в школе изучают), которых вроде бы надо читать, но есть тут какой-то элемент чтения по инерции, и в какое-то мгновение что-то срабатывает в сознании читающего, и он вправе воскликнуть: Ну, к чему все это, Дмитрий (или Виктор Олегович)!?