Время рубить дрова

Дмитрию Липскерову тридцать пять. Он хотел быть актером, но стал писателем. И весьма удачливым. Первый же его роман “Сорок лет Чанчжоэ” – принес Липскерову номинацию на Букера. Букера он, правда, не получил, но творческих темпов не сбавил. В год выпускает по книге. В октябре должен появиться его новый роман – “Последний сон разума”. Все герои Липскерова раздираемы страстями и существуют в фантасмагорическом мире. В отличие от своих героев, писатель живет вполне разумной жизнью и в ноябре открывает свой ресторан fast food. под названием “Дрова”. А еще Липскеров уверяет, что если бы не стал писателем, то вполне мог быть хорошим адвокатом или врачом.


О Дмитрии Липскерове

Среди харизматических фигур современной молодой прозы два чрезвычайно непохожих автора – Виктор Пелевин и Дмитрий Липскеров – сходятся в одном: констатации стопроцентной виртуальности нынешней русской жизни. Пелевин в романах “Чапаев и пустота” и “Generation П”, выпущенных издательством “Вагриус”, отслеживает превращение русского социума в гигантскую арену – или интерфейс – коллективного фантазма, питаемого поставляемой масс-медиа недоброкачественной информацией, постсоветскими анекдотами, побасенками шоуменов и рекламными роликами.


Пальцы для Керолайн

Автор удивительно пригожего романа “Последний сон разума” Дмитрий Липскеров в 2001 году стреляет залпом: три сто-с-чем-то-страничные повести в фирменной “амфоровской” упаковке. “Груша из папье-маше”, “Пальцы для Керолайн”, “Ожидание Саломеи” – на первый взгляд бесхитростная языковая сдоба на самом деле оказывается с начиночкой, с секретом, с финальным роальддалевским подвохом. Липскеровские тексты замечательны своей тайной нерусскостью: здесь не пишут повести с такими сюжетами. Бесспорно оригинальные, они тем не менее производят впечатление дежа-вю.