Обсуждение книги 40 лет Чанчжоэ

До начала чтения думалось, что русский магический реализм – штука, должно быть, суровая, бессмысленная и беспощадная. В голове роились образы русалок в финское бане, джина из бутылки и застывшей с иконой сельской блудницы. К счастью, на деле все оказалось вовсе не так страшно. Магический реализм Липскерова начисто лишен каких-либо национальных штампов, зато полон легкого юмора, иронии и в целом напоминает городские легенды с окраин, байки маленьких городков.


Обсуждение книги 40 лет Чанчжоэ

До начала чтения думалось, что русский магический реализм – штука, должно быть, суровая, бессмысленная и беспощадная. В голове роились образы русалок в финское бане, джина из бутылки и застывшей с иконой сельской блудницы. К счастью, на деле все оказалось вовсе не так страшно. Магический реализм Липскерова начисто лишен каких-либо национальных штампов, зато полон легкого юмора, иронии и в целом напоминает городские легенды с окраин, байки маленьких городков.


Русское стаккато – британской матери

Определённо это любовь, большая и крепкая! Я ну никак не ожидал, когда несколько месяцев начал читать одну из книг данного писателя, что я буду всякий раз восхищаться его творениями. Липскеров это просто нечто, я конечно понимаю что далеко не всем приходятся по душе его опусы, но я просто в восторге. На данный момент мной прочитано-прослушано всё что было озвучено, а это к сожалению всего лишь 4 книги, хотелось чтобы вкусного было ещё больше. 


Еще рецензия

Есть люди, которые умеют говорить только цитатами, а есть писатели, всю жизнь пишущие одну и ту же книгу. Творческий кризис, о котором говорил Липскеров в своих интервью после выхода предыдущей книги, видимо, был связан именно с этим: желанием писать по-другому при неумении изменить своему творческому методу.


Читаю…

Сейчас – отрешенно-созерцательный, по-буддистки повествовательный роман “Последний сон разума” Дмитрия Липскерова. Признаюсь, до позавчера об авторе даже не слышала. Критика не впечатлила, в ней говорилось о том, что его современная проза “не модная чернуха”, а описание сюжета смахивало на несвежий фэнтези. И тем не менее роман о нас, о тяжелой жизни и злой глупости.


Читаю

Закончил читать новый роман Липскерова Русское стаккато- британской матери. Как всегда превосходно написано! Красивая книжка все же и жаль что так быстро кончилась. Конечно по сравнению с Последним сном разума. слабее, но все же. Интересно, чтой не смотря на 5-ый роман штампов не наблюдается. Все очень светло и приятно…


Cмесь чернухи , гламура , чертовщины…

Дмитрия Липскерова мне посоветовали почитать именно на нашем родном сайте”Отзовик”- это наглядный случай когда сайт действительно помогает с выбором – в данном случае с выбором современных авторов. Скажу честно что современную литературу я не знаю вообще. Плохо представляю себе что можно создать именно в наше время засилия Word и Google . Поэтому я довольно живо уцепился за совет прочесть Дмитрия Михайловича…


«Всякий капитан – примадонна» Дмитрий Липскеров (Рецензия)

Это увлекательная игра. В ней много уровней. Число героев – великое множество. Выбирай, за кого будешь играть?

Она как бесконечная история. Твой герой погибает – можешь начать сначала. Вернешься, сделаешь по-другому, исправишь, соберешь артефакты, спрячешь монетки, попросишь помощи у Друга.


Когда роман становится реальностью

В который раз перечитываю свой любимый роман «Родичи» у любимого автора Дмитрия Липскерова. С первых же строк оказываешься в сказочной истории, во сне, в ирреальности. В присущей автору манере сюжет книги завязан на нескольких параллельных историях, перемежающихся между собой. То ты оказываешься на краю света – Беренговом проливе – вместе с бесхитростным и добродушным чукчей Ягердышкой и с его медведем Аляской…


Дыра в подмышке

Излюбленный творческий метод Дмитрия Липскерова – созерцать мир через сильно искажающую призму. Смысл этого, очевидно, в том, чтобы найти парадоксальный, а потому более точный способ приближения к правде жизни. Данный подход претерпевает очередную модификацию в романе «Всякий капитан – примадонна».