Безупречный стиль и запоминающиеся герои

Похоже, Липскеров заключил пари, что сможет написать книгу, где всё будет вертеться вокруг пенисов. Теперь вы знаете, какое слово заменяет местоимение в названии нового романа.

 

О нем и бабочках
 

Иратов, богатый пятидесятилетний господин с внешностью врубелевского демона, как-то утром обнаружил страшное.

 

А именно, полное отсутствие у себя половых органов. Несколько десятков лет до трагедии он слыл прекрасным любовником (есть довольные свидетельницы). Иратов жил феерично: жульничал, продавал валюту, сотрудничал с КГБ, сидел в тюрьме, жил в Америке, стал успешным архитектором. И всю его жизнь за ним наблюдал странный субъект, удивительным образом посвящённый в тайны личной жизни и души Иратова, а заодно и всех его знакомых.

 

Дмитрий Липскеров (автор интеллектуальных романов «Леонид обязательно умрёт» и «Демоны в раю») давно использует ловкий трюк магического реализма. Вроде всё в его романах предельно узнаваемо: в знаменитой «Лире» на Горького Иратов договаривался стать валютчиком, а нынешняя жена его молится в храме Воскресения Словущего на Остоженке. Но в то же время в знакомую толщу реальности писатель добавляет каплю мистического.

 

Этой капли ровно столько, чтобы в неё поверить. С книгами Липскерова так всегда – им веришь как документальной прозе, как рассказу таксиста – очевидца сотен событий. С единственной оговоркой: Липскеров, в отличие от таксиста, не морализирует, не поучает и не норовит подчеркнуть смысл. И создаётся такое ощущение, что глобального смысла у его романа «О нём и о бабочках» нет. Есть безупречный стиль, есть тысячи увлекательных и ярких картинок, есть запоминающиеся герои. И есть бессмысленный и беспощадный, но очень красивый конец.

 

Кажется, Липскеров из той редкой категории писателей, которые скорее художники, чем мыслители. Поэтому романы его авторства можно разбирать на цитаты или пересказывать фрагментами, но понять практически невозможно. Так же, как невозможно понять, к примеру, картины абстрактного экспрессиониста Поллока или натюрморт Петрова-Водкина. Ими остаётся любоваться. Но и это уже отличный подарок читателям.

 

Цитата:

Я оплатил счёт и, допивая седьмой стакан чая, глядел в стекло витрины, за которым под падающим снегом брели куда-то люди. Почти все они имели унылый вид, как, впрочем, большинство населения среднерусской равнины. Зачатые без радости, так и живут в тоске. Откуда им знать, что падающий снег — это благо? Всё, что сверху происходит, — радость, а снизу — ничего хорошего. Вот поскользнётся человек, шарахнется башкой об лёд насмерть и если на затылок, лицом в небо, преставится — повезло, а ежели мордой в землю — вселенская неудача.

Читать полностью >>>

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>