Библиотечный Рубикон

Намного важнее — для кого должны работать библиотеки и библиотекари.

 

den_bibliotekarya
 

Технологии

 

Новые технологии для библиотек, согласно разным обзорам, в основе своей предлагают что-то имеющее мало отношения к книгам. Это дроны для доставки книг в отдалённые районы, автоматы по приёму и выдаче изданий, 3D-принтеры, системы сканирования фрагментов текста и дополненной реальности неизвестно чего, очки виртуальной реальности с возможностью прогуляться по библиотеке и заменяющие библиотекаря роботы-советчики на основе искусственного интеллекта. Такое впечатление, что те, кто предлагает всё это внедрить в библиотеки, сами книгами давно уже не пользуются. Как и те, кто всю эту карусель в библиотеки запихивает под видом того, что люди всё равно не читают и новая функция библиотек — центры развлечений, где в качестве одного из аттракционов можно и книжки давать почитать. А там, где развлечения, — и монетизация: пусть библиотекари переквалифицируются в продавцов-консультантов и тренеров. Ничего не имею против развлекательных центров, компьютерных курсов и кофеен с Wi-Fi и смузи в ассортименте, но почему это должно жить в библиотеке? Неужели кто-то верит, что если нечитающему человеку дать поиграть в виртуальную реальность, то он, увидев рядом стеллаж с книгами, вдруг забудет об игрушках и кинется читать поэта Родионова и уйдёт домой с томиком Гегеля?

 

Книги

 

Сегодня, зайдя в библиотеку, почти наверняка не обнаружишь там книг. То есть книг-то полно, ставить уже некуда, вот только обсуждаемых новинок там днём с огнём не сыщешь: они все в магазинах за большие деньги для тех, кто может себе это позволить. Я вот могу, но всё равно себя контролирую, потому что книги реально дороги. Хорошо, что книги не еда, а то стояли бы там за витринами голодные читатели с широко открытыми глазами, как у Чарли Чаплина в фильмах. Им бы в библиотеки, только там не найдёшь съедобных книг. Но ведь книги — еда для ума, не читаешь — смотришь телевизор и ждёшь, когда тебя заменит более ловкая, выносливая и никогда не ошибающаяся машина на исключительно искусственном интеллекте. А знаете, кого эта машина ещё долго не сможет даже чуть-чуть отодвинуть?

 

На сегодня для машины нет проблем обыграть любого шахматиста, определить лица на фотографиях, выбрать нужный рецепт, написать музыку в нужном стиле или нарисовать картину по фотографии. Вот только понять смысл даже одного предложения для текущего развития искусственного интеллекта — практически недостижимая задача. То есть машина может смотреть кино без зрителя, ездить без водителя, продавать без кассира, составлять иски без юриста и завинчивать гайки без слесаря, вести бессмысленный разговор, но только не понимать смысл сказанного и даже написанного. Вполне возможно, что это отличие и формирует то, что мы по привычке называем человеком разумным.

 

Люди

 

Для любого товара, продукта или компании верна кривая жизни продукта, знакомый многим горбатый график, где в первый период используют «нечто» только новаторы и их совсем мало, потом к ним присоединяются ранние пользователи и их уже много — они евангелисты нового знания — и, о чудо, следом за ними приходит массовый пользователь (их тоже два типа, но здесь это неважно), и это самый долгий и эффективный период в жизни продукта. К сожалению, ни один товар не вечен и всё заканчивается всегда одинаково: кривая ползёт вниз и на смену массовому пользователю приходят редкие отстающие. Если только производитель где-то на вершине этой кривой, когда пользователей ещё достаточно, не переизобретает свой товар, как, например, Gillette продлил жизнь бритвенным станкам, сначала создав одноразовые лезвия, а потом и сменные насадки.

 

Нетрудно представить, что человек разумный — это тоже продукт (достаточно взглянуть на знаменитую картинку дарвиновской эволюции человека и продолжить её симметрично вправо), и новаторы — это те, кто пользовался устным знанием, которое невозможно было распространить массово. На смену им пришли ранние пользователи с письменностью и немасштабируемой технологией сохранения знаний. Именно они создали библиотеки, и те, кто имел право пользоваться библиотекой, правили теми, кто доступа к книгам не имел. И наконец, последователи Гутенберга дали нам почти неограниченную возможность тиражировать знания; обычные люди научились читать, появились публичные библиотеки, и мы перешли в стадию доступного массового использования знаний, что привело к небывалому прогрессу человечества и перерождению медиа, массовым развлечениям и другим способам получения знаний. Например, через видео. Вот только видео гораздо менее влияет на наше воображение, так как звук и картинка снаружи, а не внутри нас. Очень легко научиться собирать мебель из «Икеи», но это никак не помогает научиться собирать и обрабатывать собственные мысли, потому что только текст, только книга способна обеспечить такое глубокое погружение.

 

Глядя на происходящее с библиотеками (и вспоминая кота и его хозяев, двигающих глазами в такт картинке на экране), можно с достаточно высокой вероятностью предсказать, что книги уже скоро снова превратятся в элитное хранилище знаний, доступных немногим, и эти немногие будут вынуждены помогать множеству заменённых машинами бесполезных и не способных к созиданию бывших людей.

 

Библиотеки

 

Основным достоянием стран перестают быть их промышленные производства или природные запасы, на их место пришли новые знания, и чем больше знаний аккумулируется на определённой территории, тем она привлекательнее. Даже Саудовская Аравия срочно меняет приоритеты и делает всё, чтобы инноваторы перебирались к ним. А Эстония, начавшая этот процесс раньше всех в Европе, теперь предмет зависти других стран Евросоюза. Все богатые страны делают всё возможное, чтобы заполучить себе как можно больше умных людей. России трудно тягаться с их предложениями, однако у нас всегда было много умных и талантливых, и чем больше их будет, тем богаче станет страна и тем больше их останется и никуда не уедет. Но в отсутствие текстов и книг не видать нам ни прорывных технологий, ни невероятных открытий, потому что без воображения можно только повторять других, улучшать, но не созидать.

 

Инвестиции в чтение — это совсем недорого в масштабах страны, и, хотя они и не так заметны в короткой перспективе, как очередной стадион для любителей следить за мячом, в обозримом будущем без таких вложений империя превратится в периферийную страну уже без шансов на лидерство. Инвестиция в чтение — это не билборды и выставки, а бесплатная выдача любых, в том числе новейших, книг библиотеками бесплатно для читателей, но с достойной оплатой за каждую выдачу издателям. Пусть сами читатели своим интересом к чтению решают кто и сколько из издателей заработает, а последние в такой ситуации будут сами заинтересованы в наполнении библиотек, и даже пираты перестанут их беспокоить.

 

И здесь на сцену должен выйти библиотекарь. Не в качестве менеджера-консультанта в библиотечном кафе, а в качестве евангелиста, несущего силу чтения через школы и детские сады, через геймерские сообщества и пиратские порталы, через приложения для родителей и поисковые системы.

 

Предназначение библиотекаря — помочь тем, кто хочет остаться человеком разумным, читать настоящие книги.

Читать полностью >>>

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>