Я читаю не мат, а книгу

Каждый подросток знает нецензурные слова, другое дело, как их использовать? И берут они их не из книжной классики

 

Я читаю не мат, а книгу
 

В российских магазинах детям, а точнее, несовершеннолетним перестали продавать произведения некоторых классиков. Под запретом — Есенин, Маяковский, «Лолита» Набокова. Даже Библия. Возрастной ценз, 18+, такие книги должны быть, как журналы для взрослых, упакованы в герметичный полиэтилен, чтобы подглядеть, что там писал автор, нельзя было даже в книжном. На самом деле эта колонка — проба пера, ведь писала ее восьмиклассница Карина Якунчева, дочь журналиста 59.ru. Потому что кому, как не школьнице, выражать свое мнение по поводу книжной запрещенки.

 

— Любопытная новость — в литературу снова вводят запреты. Администрация книжных магазинов оправдывается, что всё дело в нецензурной лексике в произведении. А может, правительство под предлогом «опасных слов» пытается отобрать у нас книги и превратить в зомби? Кое-какой писатель рассказывал мне, что во время Второй мировой войны в Германии почти не было книг, поэтому людьми было легче управлять.

 

После того как я узнала, что теперь я смогу купить в магазинах не все книги Маяковского и Есенина, я села на велик и проехала по нескольким магазинам города. Проверено: несовершеннолетнему действительно не продадут книги с пометкой 18+ и полиэтиленовой обёрткой. А совершеннолетнему, если он выглядит младше своих лет, — продадут при предъявлении паспорта. В число запрещенных попали Маяковский, Есенин, Астафьев, Библия и другие произведения. Так мне сказали и в «Азбуке», «Читай Городе», «Доме книги» в «Колизее-Синема». В «Букинисте» и на частных книжных развалах ещё можно приобрести «запрещенную» литературу. Например, биографию Калигулы за 160 руб.! Что я и сделала.

 

Я считаю, что мат плох, если он, во-первых — ограничивает лексикон человека, а во-вторых — настраивает его агрессивно. И да — на самом деле каждый подросток знает матерные слова. Но не из-за того, что читает классику. Он слышит мат от одноклассников, родителей, других людей. Использование нецензурных слов также может быть разное. Воспитание ребенка определит, как он будет ими пользоваться.

 

Бестолковая цензура происходит и с фильмами, компьютерными играми, рекламой, другими произведениями искусства. Детей отграничивают от визуальных примеров плохого поведения (а не шокирующего контента), чтобы они вдруг не повторили за дядей с битой. Но приведу немного агрессивную цитату комика Данилы Поперечного, выражающую моё мнение: «И вот, если ваш ребёнок увидел что-то на улице и стал этим, кажется, вы про**ались! Я с самого детства возле своего подъезда выходил и каждый божий день видел с***ую бомжиху, одну и ту же, прямо возле нашего подъезда. Я всё ещё не в обносках и не др**у перед вами! Я всё ещё не ср**ая бомжиха!»

 

Уже ясно, что это более глубокий разговор — о воспитании. Для того чтобы ребёнок не стал тем, что он видит, родителю требуется прежде познать науку и искусство воспитания. Мотивация человека, его поступки = пример родителей — его богов, бывших или нынешних. Но родители сваливают вину плохого воспитания на книгу или игру. Ведь это легче и быстрее, чем долго и скучно разбираться в ребёночьем мире и воспоминаниях.

 

Зачем нам вообще новые люди, да? Проблема в отсутствии профессионалов? Обыкновенная лень? Понятно, что проблема исходит свыше. Теперь вопрос в том, как вы на неё отреагируете.

 

Вообще мне кажется, наша проблема в том, что законы слишком субъективны, и мы, русские, слишком стараемся. Даже эти мои мысли субъективны, брр. Дайте детям самим выбрать, иначе они найдут другой выход. Я за матерные книги. Я за Библию (да, её тоже запретили). Я за «Лолиту», за Маяковского, за Астафьева.

 

И я читаю не мат, а книгу.

Читать полностью >>>

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>