За свободу слова! За свободу выбирать контент с ненормативной лексикой.
Попытка написать охуительный синопсис для опизденительного 500-серийного сериала под кликухой «ТЕАТРИК» для бля, невъебенного канала (автор не известен)
Сука, начинаю…

Всем известно, что театр блядское место, как хуем не раскидывай – блядовник с амбициями, с внутренними революциями со своими звездами-пездами, сексуальными маньяками, с ворюгой директором и Церцеей Владимировной Сперанской-Хуесосовой, Народной Артистки Чеченской ССР; бездарными гримерами, спившимися музыкантами и другими пидарасами, населяющими маленький городской ТЕАТРИК, пиздецового города Кимры, в котором и происходит наш опизденительный сериал.

События разворачиваются с момента, когда в наш уебательский ТЕАТРИК устраиваются на работу самые невъебенные выпускники Захуйского театрального училища, вместо убывших из труппы говноедов-арстистов на пенсию и на кладбище.

Наша молодежь в количестве семи человек одного ебаного возраста, разных амплуа вхуячивается в коллектив старых кляч. Это – Вениамин, по амплуа герой, с погоняловом Гамлет за философский выглядящий ебальник. На самом деле мудак из мудаков каких мало. Таких любят малолетние пизденки-театралки, зачатые с недостатком белкового вещества, которые в нашем сериале играют, ну сука, не малую роль и любит Феодосию, по кликухе Федра. Как и мудло Вениамин блядина Феодосия – героиня по амплуа. Они чпокаются по жизни…

Есть среди выпускников и жиртрест Алеша, представляющийся Алексисом, на минетный французский манер, зачухаренный кличкой Жир, которому по амплуа либо Пьера Безухова захуяривать на сцене, либо других не менее заебательских жирдяев…

Здесь и Маня Бибикова, с амплуа травести. Это те которые выебываются на сцене, играя роли детей, вонючих гномиков, или хитрожопых зверьков. Таких любит ебать директор Театрика ворюга Автандил Мочаидзе, обещая за молниеносное использование пизды новые роли и квартирку в центре невъебенного города Кимры…

Следующая — инженю Маша, это когда почти героиня, но бля чего-то сука не хватает. Она также любит Вениамина, но без ебаной взаимности. Ее вечно хочет выебать начальник гримерного цеха Иван Гоголь, заодно он и профорг блядского ТЕАТРИКА, то есть охуительно влиятельный потц. Ну, и конечно две национальные единицы – дагестанец Ахмед Ачамбеков, заросший щетиной от блядских глаз до пяток и Рома Пинскер, вроде как жид, который гондон окажется впоследствии вовсе не жидом, а армянином.

Поскольку ебаный ТЕАТРИК – городской, жителей тыщ 50, то надо ставить новые спектакли почти каждые две недели. Труд каторжный, даже Пестель так не въебывал в каменоломнях, да и Достоевский бы наебнулся… Мотор всего этого задротного дела главный режиссер ТЕАТРИКА настоящий карлик — Кутузов Иван Сергеевич, ну бля такой энергии недомерок, что и российская сборная по баскетболу обосрется, тягаясь с ним. А ебарь этот карл, как Распутин хуем орудующий… Есть еще и спонсор Театрика блатной чел Жора Фрик, мутящий дела с директором. Там типа в старом репетиционном зале открыли хуесосы стриптиз с блядями.
В репетициях до кровавого пота, в отношениях между старожопыми артистами и молодыми пиздюками, а также спившегося вспомсостава, жизнью за пределами ТЕАТРИКА захуячивается наш сериал.

Типа синопсис одной из серий.
Новый сраный Год. Все артисты и старожопые и молодые пиздюки подрабатывают на праздниках дедами морозами и снегурочками. Даже 70-летняя Церцея Владимировна народная Чечни не брезгует ролью внучки мудака Морозки. Все расписано, на все праздники, всем уебанам работы хватит до усрачки, потому как каждый недоразвитый родитель на Новый год зовет своему дегенерату-дитяти сказочных бля персонажей.

В первый день праздников наши молодые обдолбаны обосрались по самое горло. Ну, бля, всем известно, что на вызове к ребенку-ебенку, родители подносят артистам по рюмочке. Алкоголь бывает пиздатым и другим. Бывают родители детей с бабосом, баблом то есть, могущие налить и коньячку ХО, сука, дорогого, а есть еще и масса основного народонаселения города, подносящие кто пивко с хуйком, кто водочку с наебочкой, кто сраный портвейн, самогон-говновон и все такое.

Так вот, в первый день наши молодые деды морозы и снегурочки нахуячились уже к полудню да такой степени, что даже Жиртресту Алеше обломилось от инженю прямо в зассанном подъезде.
Пришлось старожопым научить, как бля правильно трудиться в ебучие каникулы.
— Берете грелку на три литра, подвешиваете ее под шубы на тесемки и когда вам подносят вы слегка отворачиваетесь и ловким движением фокусника выливаете содержимое ебаной рюмки в грелку. И так на всех сраных вызовах!..

Наши герои так на следующий день и поступили. Вернулись в актерское общежитие трезвыми и заработавшими кучу деревянных. Притаранили семь полных алкоголем грелок. А там, блядь, представляете какая хуетень намешалась? Бухнули компанией со стриптизершами до глюков, попиздились кто с кем, менты суки наскочили, хотели падлы вязать наших героев, но те откупились одной грелкой. Менты такой коктейль захуярили по полной, так что своего начальника закатали в обезьянник, так как он кричал, что альфа самец-ебенец. Остальные грелки продали молдаванам хуесосам-гасторбайтерам. На этом поднялись по лавэ…

Типа такая смешная серия может быть.
Вроде все, бля, конец синопсису.

16510cookie-checkЗа свободу слова!