Почему в романе речь пошла именно о наших 80-90-х, Дмитрий Липскеров рассказал обозревателю «Известий». Прозаик, драматург, член Общественной палаты и